Выставка «ПЕСОК И КРОВЬ» представляет работы двух великих испанских художников Франсиско Гойи и Пабло Пикассо, посвященные удивительной испанской традиции и пленительному искусству корриды, в основном навеянные опытом собственных переживаний и эмоций, так и творческим вдохновением от событий, свидетелями которых они были.

            Коррида всегда притягивала к себе внимание не только зрителей, но и писателей, композиторов, поэтов и художников. Свои произведения ей посвящали Лопес де Вега, Тирсо де Молина, Кальдерон, Проспер Мериме, Теофиль Готье, Гарсия Лорка, Эрнест Хемингуэй, Жорж Бизе.

Франсиско Гойя и Пабло Пикассо занимают особое место в искусстве и как великие художники, и как великие знатоки истории и мира корриды. Их творения как в живописи, так и в графике, запечатлевшие грандиозное национальное празднество, сродни глубокой поэзии родной страны, одному из вечных лиц Испании.

Брызги восторга и всполохи песка, обагренные кровью, стали для них художественным мотивом воплощения испанского национального духа.  Впечатляющие изгибы арены, ослепительное солнце, отбеливающее песок, игры теней и огней, наряду с танцем смерти, слава и трагедия остались на века запечатленными в великих работах их великих создателей.

Но, все же, коррида Гойи и коррида Пикассо – это два мира. Для первого важны историзм и правдивость с практически фотографическим воспроизведением событий. Для второго - символическая ценность происходящего на арене, в большей степени отражающую мистическую связь главных действующих лиц.

Гойя переносит зрителя непосредственно в гущу событий, заставляя стать свидетелем триумфа победы и величия поражения. Пикассо наслаждается поиском грациозности тореадоров и величественной стати быков, создавая собственный репертуар экспрессивных форм.

В 1814-1816 годах в перерывах между работой над офортами из знаменитой серии «Бедствия войны» 60 летний Гойя обращается к теме корриды, создавая серию офортов, вошедшую в золотой фонд мирового изобразительно искусства под названием «Тавромахия». В ней художник уходит от привычного в то время изображения корриды красочным и ласкающим взор представлением. Будучи близко знакомым с целым рядом выдающихся тореадоров, хорошо видя и отчетливо осознавая   оборотную сторону действа, Гойя сосредотачивает свое внимание на передаче жестокости, откровенности и драматичности зрелища.

Его работы, демонстрируемые на выставке, сплетая воедино победителя и побежденного, преисполнены величественного напряжения развязки этого яркого и страстного, но все же пасадобля смерти. Гойя наполняет свои сюжеты правдой и точностью, скрупулёзностью отработки всех деталей, создавая в конечном итоге монументальные героические полотна в миниатюре, где действующими лицами произведений становятся яркие исторические личности.

В 1959 году 80 летний Пабло Пикассо создает в целой серии рисунков свою мистерию любви и смерти. В корриде, как в действе, Пикассо видел совершенное воплощение пластики человеческого тела, восхищаясь матадорами, быка же представляя сущим воплощением стихийных сил природы.

В этих работах Пикассо, значительная часть которых представлена на выставке, тема единоборства постепенно приобретает характер драматургии, а сам представленный трагически-праздничный ритуал игр с быком обретает глубокий философско-психологический смысл народной традиции. У Пикассо есть сто, тысяча точек зрения, чтобы увидеть корриду и передать ее напряжение зрителю. Он не только меняет точку наблюдения, но меняет свою технику, умножает аспекты шоу, придавая ему личную эмоцию, настолько же сильную и настолько же очевидную, заставляя быков, матадоров, пикадоров перебираться с арены на поверхность листа и застыть, как в скульптурных формах.

Его рисунки настраивают забыть о материальных аспектах корриды. Тонкие и изящные линии, или нарочито крупные мазки кистью, кажущиеся небрежно брошенными на лист, внезапно фиксируются на бумаге, чтобы отныне быть вечными. Будь-то черно-белые или цветные они будут нести и образ быка – внутреннего двойника художника, и модели - человека, который спускается на арену за немеркнущей в лучах славы победой.

Экспонируемые на выставке более 130 офортов и литографий Франсиско Гойи и Пабло Пикассо - двух ярких сыновей своей родины, навеки обрученных с ее историей, культурой и традициями, раскрывают нам в XXI веке этот удивительный мир культа быка и корриды, где властвуют азарт и риск, свет и тени, эмоции и страсти, победа и поражение, погоня за жизнью и всегда остающиеся на арене ПЕСОК И КРОВЬ…

 

 

 

ТЕХНИКА ИСПОЛНЕНИЯ

 

            Офо́рт (фр. eau-forte — азотная кислота, буквально — «крепкая вода»), также аквафорте (итал. acquaforte) — разновидность гравюры на металле, техника станковой графики глубокой печати, позволяющая получать оттиски с печатных форм («досок»), в процессе работы по созданию изображения на которых производится травление поверхности кислотами.

Для изготовления печатной формы металлическая пластина покрывается кислотоупорным лаком, на котором специальными инструментами процарапывается рисунок гравюры. Затем пластина помещается в кислоту, которая вытравливает металл в открытых от лака областях. После травления остальной лак снимается с пластины. Перед печатью на пластину наносится краска, а затем гладкая поверхность печатной формы очищается от неё, в результате чего краска задерживается только в протравленных углублениях. При печати эта краска из углублённых печатающих элементов переносится на бумагу. Таким образом, офорт является разновидностью глубокой печати.

            Литогра́фия — способ печати, при котором краска под давлением переносится с плоской печатной формы на бумагу. В основе литографии лежит физико-химический принцип, подразумевающий получение оттиска с совершенно гладкой поверхности (камня), которая, благодаря соответствующей обработке, приобретает свойство на отдельных своих участках принимать специальную литографскую краску.

Литографский камень закрепляется в литографском станке. Исходное изображение смывается. Взамен валиком на увлажненный камень наносится печатная краска на основе олифы, пристающая лишь к непротравленным частям камня, в точности соответствующим рисунку. Бумага посредством литографского станка плотно прижимается к покрытому краской литографскому камню или пластине (прокатывается или «протаскивается»; во втором случае, исторически — первом, изображение перетискивается с камня на бумагу, благодаря заданному давлению, оказываемому на печатную плоскость т. н. ребером через скользящие под ним папки). Таким образом, на оттиске рисунок получается покрытым краской, а фон остается белым.

Для цветной литографии подготавливаются отдельные камни или пластины для основных цветов и черного цвета, и печать производится на один лист последовательно.

Литография обладает большой свободой в передаче фактуры и в других средствах художественной выразительности, причем каждый оттиск является оригиналом и имеет самостоятельную художественную ценность.